?

Log in

No account? Create an account

Честь выше победы

Fair play is the only way to play the Game

Previous Entry Share Next Entry
Наконец-то!
vasilyparnyakov
Почти всю подготовительную работу по фильму о Линде сделал: перевел все наши разговоры, откодировал все снятое.
Перед началом монтажа, осталось лишь еще раз отсмотреть соревнования, съемок которых, конечно, в фильме будет много.
Промежуточным итогом явилось интервью, выложенное на www.ugrawintesport.ru

Но, конечно, его можно прочитать и здесь:


Бьорн Линд: «На пенсии буду учить русский!»

Василий Парняков представляет Вашему вниманию интервью с двукратным олимпийским чемпионом Турина-2006 в лыжных гонках Бьорном Линдом.

Хочу сделать небольшую преамбулу. Это интервью представляет собой компиляцию тех бесед, которые войдут в фильм «Медвежий угол: 8 вопросов Бьорну Линду», снятый мною в Швеции для «НТВ-Плюс» перед началом сезона лыжных гонок, и наших с Бьорном разговоров, как говорится, «за кадром». Я постарался в своем переводе нашей беседы с Линдом сохранить живость и веселость, присущую разговорной речи «короля спринта».



Василий Парняков: Бьорн, давай начнем с личных данных, а то даже на официальном сайте ФИС о тебе совсем немного сведений!
Бьорн Линд: ОК! Я родился 11/9/1978 в Стокгольме, в районе Landeryds Sjuhus. Мои родители - Ларс Карлсон и Вивиан Линды. Я начал заниматься спортом очень рано, это были лыжи, легкая атлетика, велоспорт, футбол, биатлон. Постепенно лыжи перевесили, и я уехал из Стокгольма. Сам понимаешь, в Стокгольме заниматься лыжами несподручно!
ВП: Да уж, хотя это и не такой метрополис, как Москва, но все же не изобилует лыжными трассами под окнами! И куда ты двинулся с чехлами, забитыми лыжами?
БЛ: Ну тогда у меня было немного лыж, хватило и маленькой сумки. В 14 лет я поступил в спортивную гимназию в Торсбю, где учился до 19-ти.
ВП: По окончании гимназии ты был уже приличного уровня лыжником?
БЛ: Достаточно для того, чтобы провести армейский год в качестве гонщика и не потерять темпа. У нас количество армейских мест для спортсменов строго ограничено, так что это надо заслужить.
ВП: Ну а потом, университет?
БЛ: Да, я поступил в университет Умео, это на севере Швеции, там прекрасные условия для тренировок. Я и сейчас там живу.
ВП: То есть зимой ты не особенно разъезжаешь по сборам?
БЛ: В соревновательный сезон между стартами я стараюсь тренироваться дома. Обычно это получается.
ВП: Я слышал, что ты, да и не только ты, вышел из состава сборной Швеции?
БЛ: Да, вместе с Матиасом Фредриксоном и Андерсом Содегреном мы тренируемся самостоятельно. У нас своя команда! Мы сами себе выбираем места для тренировочных сборов, их продолжительность.

ВП: Это касается межсезонья?
БЛ: Конечно, в сезон ты ездишь на старты, а потом отдыхаешь и готовишься дома.
ВП: Но шведская федерация вам оплачивает все расходы?
БЛ: Конечно, конечно.
ВП: Ты сам пишешь себе тренировочные планы?
БЛ: С этого летнего сезона я вернулся к своему первому тренеру – Инге Вадману. Мы с ним вместе работаем над планами, потом я ему звоню, и мы обсуждаем, как все идет.
ВП: Ты сильный, резкий, взрывной парень, Бьорн! Это достаточно необычно для лыжника. Мне кажется, что люди старой школы вообще не рассматривают тебя как лыжника – ты для них нечто среднее между спринтером-легкоатлетом и бойцом-единоборцем!
БЛ: Ну, это всегда так бывает – старички постоянно боятся всего нового!
ВП: Ну а для тебя, лыжный спринт – это что-то новое, что-то совершенно противоположное традиционным гонкам?
БЛ: Да нет – всегда в лыжах был спринтерский финиш в эстафетах, в детстве на тренировках для меня всегда было самое интересное поспринтовать.
ВП: Ты же не мог выбрать спринт с самого начала! Когда ты начинал спортивную карьеру, спринта же не было!
БЛ: Да. Я начинал с более длинных гонок. Но все равно, в молодости самое интересное в моих соревнованиях, в том, что я видел по телевизору – это были эстафеты, особенно чемпионаты мира и Олимпийские Игры, там, где был острый финиш. Как, к примеру, между Италией и Норвегией, Сильвио Фаунер и все эти ребята. От этого захватывало дух!
ВП: Но все-таки, если мы будем говорить о тактике, тренировках, то ты должен был придумать что-то новое, чтобы стать двукратным олимпийским чемпионом!
БЛ: Конечно, ты должен постоянно думать об улучшении своей техники, о поднятии своей скорости. Если ты будешь просто бежать 15 км, 30 км, то так свою максимальную скорость и не разовьешь. Ты должен делать совсем другие тренировки.
ВП: К примеру, старые герои не тягали железо!
БЛ: Пожалуй, да. Но сейчас все гонцы занимаются этим.
ВП: Какие специальные тренировки ты делаешь как спринтер?
БЛ: Акцент на повторные работы. Развиваю взрывную силу в таких тренировках, как например, 15 км свободно, а внутри 8-10 коротких максимальных ускорений практически с места.




ВП: Поговорим о тактике в спринте. Где ты берешь примеры, в легкой атлетике?
БЛ: Ну, конечно же, 800 метров, другие средние дистанции, там, где надо много думать о своей позиции. Не повторять тактики Борзаковского!
ВП: Не повторять? Ты считаешь, что она неверна?
БЛ: Но он же не всегда выигрывает! Очень важно постоянно думать о тактике и совершенствовать ее.
ВП: У тебя есть какие-то спортсмены, повлиявшие на тебя? Есть или может быть были кумиры. Или ты сам по себе?
БЛ: Конечно же, есть. Особенно в детстве на меня произвели впечатление итальянцы с сильным финишем – Сильвио Фаунер и все остальные.
ВП: Если бы не придумали спринт, то ты бы не стал лыжником?
БЛ: Скорее всего я бы ушел в другой спорт, но никогда нельзя знать наверняка.
ВП: Бытует мнение, что в спринте большая часть победы в голове, а не в ногах.
БЛ: Голова нужна, но если ты не в форме, если ты сделал неправильные тренировки, то уж не важно, что у тебя в там, в голове.
ВП: Но все же, но все же. Иногда в спринте решающими оказываются сотые доли секунды. Это просто удача?
БЛ: Нет, не думаю, что это просто удача. Тебе надо иметь хороший план на гонку и стараться следовать ему. Даже если все идет не так, то должен быть второй план, и ты переключаешься на него.
ВП: Как много планов ты обычно строишь?
БЛ: Ну, как когда, обычно два. И если оба не срабатывают…
ВП: Все пропало!
БЛ: Все в заднице!
ВП: На олимпийском стадионе в Праджелато План, ты сделал все, чтобы в эту самую задницу не попасть! Вспомним, как это тебе удалось?
БЛ: Давай, давненько я это не освежал в памяти! У меня даже записи нет.
ВП: Бог ты мой, но теперь будет, от российского телевидения с моим комментарием. Если будет что не понятно, звони – переведу!
БЛ: Ну теперь будет чем заняться на пенсии – буду учить русский!
ВП: ОК! Хорошо помнишь, как стоял на старте главного личного финала? Сильно волновался?
БЛ: Конечно, хорошо! Главная мысль перед гонкой была: отвлекись от всего, сконцентрируйся на гонке. В это момент не волновался, главное было сфокусироваться на гонке, и точно выполнить план на нее. Никогда нельзя быть уверенным, в такой гонке все может произойти, но я знал, что у меня отличный шанс, если я смогу воплотить в жизнь мой план.
ВП: Знаменитые два плана: главный и запасной, теперь ты можешь их раскрыть!
БЛ: Первый план был: выиграть старт, поддерживать скорость, желательно не очень высокую, чтобы перед подъемом кто-нибудь меня обошел. Посидеть за ним на спуске, а потом, после спуска, я хотел выйти в лидеры и накатывать на финиш.
ВП: И все прошло как по маслу! Уже на выходе на финишную прямую ты должен был быть уверен в победе!
БЛ: Ну еще нет, я же не оглядывался назад! Я сфокусировался на цели, и только метров за 40 до финиша я уверовал в победу!
ВП: Откуда взялось твое знаменитое финишное балетное па?
БЛ: Как-то само родилось. Томас Альсгорд говорил, что он такое делал задолго до меня, и я просто скопировал, но нет, совсем нет! Мне нравиться выражать свои эмоции таким образом!
ВП: Был переполнен радостью победы?
БЛ: Немного, но не все сразу. Нужно время, чтобы все осознать, прочувствовать, понять, что это была самая большая гонка в жизни!

Музыкальная пауза: Coldplay


(favorite Lind's band)

ВП: А что двукратный олимпийский чемпион думает о будущем? Каков здесь твой план?
БЛ: Конечно, мой план быть среди лучших, снова быть лучшим. Это моя цель на будущее. Для этого я так усердно тренируюсь. Всегда здорово соревноваться, но выигрывать еще лучше!
ВП: Собираешься ли ты выступать в Ванкувере? Тогда тебе будет 32, это не так много для лыжника!
БЛ: Да, по крайней мере, я это планирую. Хотя многое может случиться. Но 32 года это не так много. Пока мне нравится эта жизнь, нравится соревноваться, останусь в лыжах!
ВП: Кстати, мне всегда интересно – за что соревнуется спортсмен: он отстаивает честь страны или бьется за свои личные достижения?
БЛ: Конечно, это во многом зависит от человека, но я, как большинство шведских спортсменов, соревнуюсь для себя, для достижения своих личных целей. Хотя, конечно, на чемпионатах мира, Олимпийских Играх мы выступаем также и за страну. Так что тут и то, и то.
ВП: Но есть и национальные особенности! Шведы по натуре индивидуалисты в отличие от, скажем, русских.
БЛ: Да, я думаю, что так. В Швеции с детства, особенно в индивидуальных видах спорта, мы учимся быть личностью. Так что, есть, наверное, отличие от России.
ВП: А что ты думаешь о патриотической составляющей в спорте?
БЛ: Конечно, я горжусь Швецией и горд быть шведом. Это все здорово, но этого может быть слишком много.
ВП: Действительно, часто ставится знак равенства между достижениями спортсмена и достижениями страны. В среде фанов очень преувеличивается значение спортивных побед и неудач.
БЛ: Ну да, в глазах фанов все в спорте делается ради страны, но они должны помнить, что в индивидуальном спорте, даже самый патриотичный русский соревнуется и для себя.
ВП: Тогда, Бьорн, хочу с тобой поговорить о деньгах. В современной жизни вообще, и в спорте в частности, это чуть ли не самая обсуждаемая тема. Что значат для тебя деньги в спорте?
БЛ: Ну, да, мы уже привыкли мерить успех в деньгах, в том числе и в спорте. Но в моем спорте. В лыжных гонках, всегда было мало денег. Сейчас есть кое-что, но тоже мало по сравнению с другими видами спорта. Так что для меня победы не измеряются в деньгах.
БЛ: Бьорн, мне кажется, что многие болельщики обвинили бы тебя в неискренности. Разве ты не был бы рад миллиону долларов за победу, к примеру, в Тур де Ски?
БЛ: Для меня нет большой разницы – миллион долларов, больше, меньше. Конечно, здорово, что ФИС делает усилия по поднятию интереса к лыжам. Случись такое, куча народу в мире сразу бы заинтересовались: «Вау, миллион долларов!»
ВП: Однако есть и другая сторона, с моей точки зрения. Большие деньги поднимают спорт, но с другой стороны спорт теряет свою чистоту, первозданную чистоту. Как ты думаешь?
БЛ: Да, конечно, деньги могут соблазнить человека, заставить его добиваться победы любой ценой. Однако я думаю, тут все зависит от каждого отдельного человека, от его приоритетов. Деньги это здорово, ты можешь купить то, что хочешь. Но если хватает на нормальную жизнь, на путешествия, то тебе не нужны миллионы долларов. Я не для этого гоняюсь. Я соревнуюсь, чтобы получать удовольствие от соревнований, чтобы выигрывать.
ВП: Жизнь профессионального спортсмена в лыжных гонках не так щедра на призовые деньги. Их явно не хватает, нужны спонсорские контракты, другие источники доходов. Как обстоят с этим дела в Швеции?
БЛ: Правду говоришь! Нужны спонсоры. У нас есть личные, не так много, но все же есть. Потом еще от федерации немного перепадает. И от клубов чуть-чуть. Но самые большие спонсоры – это лыжные бренды.
ВП: А когда ты только шел наверх, в элиту, кто помогал тебе деньгами?
БЛ: Немного клубы. И родители.
ВП: А как с твоим индивидуальным спонсорством? Достаточно предложений после золотых медалей?
БЛ: Ну, по сравнению со многими другими видами спорта в лыжах вообще нет денег. Но мне хватает на нормальную жизнь, я доволен!
ВП: Стал ли ты настоящей рекламной звездой после золотых медалей?
БЛ: Если бы я захотел, то я мог бы практически не вылезать из разного рода телешоу. Но это меня не радовало, и я решил побыть немного в тени.
ВП: Чувствуешь ли ты себя знаменитым человеком в Швеции?
БЛ: Если я среди интересующихся спортом людей, среди публики, конечно, да. Но мы в Швеции даже, если и узнаем кого-то, то стараемся уважать его частную жизнь.

ВП: Ну и давай все-таки поговорим с тобой о самом грязном в спорте – о допинге. К сожалению, в лыжных гонках много допинговых скандалов. В том числе и на последнем чемпионате, и, к сожалению, с российским парнем. Но шведская сборная чиста, никаких проблем!
БЛ: Да. В Швеции нас с детства учат, что мошенничество это неправильный путь для достижения цели. Когда ты растешь и видишь, что все просто ненавидят тех, кто связан с допингом, то ты автоматически выбираешь другой путь. Как, к примеру, Людмила Энквист. Она была очень популярна, а сейчас… Никто ей руки не подаст. У нас допинг – это даже хуже, чем преступление. Где-то, может быть, и по-другому. Если бы я вырос в другой стране, где не было бы такого образа мысли, то кто знает. Я имею в виду, что те, кого ловят на допинге, часто оказываются совершенно нормальными, дружелюбными люди, как все остальные, это не ублюдки какие-то. Но в Швеции у тебя просто нет другой альтернативы.
ВП: В мировом спорте, в особенности, в легкой атлетике, сейчас идет дискуссия, а стоит ли игра свеч, надо ли бороться с допингом. А может пускай делают все, что хотят? Что ты об этом думаешь?
БЛ: Я думаю, что нужно стараться сохранить спорт чистым, и верить в эту возможность. Иначе очень быстро спорт станет опасным, если люди будут делать все, что хотят. Обязательно нужны хорошие проверки. Я имею в виду, что если у тебя есть большой талант, если ты все будешь делать правильно, будешь здоров, то сможешь выиграть даже у тех, кто использует другие средства.
ВП: Ты можешь верить людям, которые были пойманы, а потом возвращаются, начинают побеждать, заявляя, что теперь они чистые?
БЛ: Конечно, тяжело верить тому, кто уже однажды жульничал и был пойман, а потом возвращается и объявляет себя чистыми. Но, что делать, ты должен верить – иначе все совсем невесело.
ВП: Как ты видишь будущее спорта? Думаешь ли ты, что возможно очистить спорт от допинга? Твое личное мнение.
БЛ: Я думаю, что, конечно, всегда найдутся те, кто будет пытаться мошенничать, как и во всех других слоях общества. Но если как следует работать с проверками, с антидопинговой программой, то спорт может быть относительно чистым.

Еще один бонус-трек:
культовая шведская группа Broder Daniel, которую Линд часстенько слушает на отдыхе...